Ante_Mortem
Название: Ангельские предрассудки
Автор: Ante_Mortem
Персонажи: Кастиэль/Дин, немного Сэма
Рейтинг: NC-17
Жанры: ангст, драма
Размер: мини
Статус: закончен
Саммари: Ангел, следуя принятым убеждениям, искажает свою любовь, превращая её в регулярные занятия сексом, в каждый раз из которых Дин ничего не помнит о предыдущем.
Публикация на других ресурсах: только с разрешения.
Примечания автора: Постоянно терзаюсь сомнениями: а примет ли Дин любовь Кастиэля, признайся он в этом? И чаще склоняюсь к мнению, что вряд ли. Этот фик - некая иллюстрация к подобному исходу событий.
Первоначально Кастиэль изображался как жестокий ненасытный маньяк. В конечном варианте он выглядит гораздо правдоподобней.

«Вот и всё. Конец тяжёлым трудовым будням», - не без сарказма подумал Дин Винчестер, с измождённым лицом падая на жёсткую кровать в очередном мотеле, хрен знает каком в этом бесконечном списке дешёвых ночлежек. Вздохнув, он перевернулся на бок, закрыл глаза и тут же сморщился от внезапно нагрянувшей боли: мышцы живота будто скрутило стальными кольцами, которые при малейшем движении стягивались ещё больше, причиняя жуткий дискомфорт. «Мне пора на свалку», - мысленно сокрушился Дин. На охоте, конечно, приходилось изрядно попотеть, прежде чем завалить очередного монстра, но не до такой же степени! Прошедшая неделя оказалась чрезвычайно насыщенной в плане спасения мирного населения от озверевшей и потерявшей страх нечисти, остро чувствующей неминуемое приближение апокалипсиса. От Каса вот уже несколько недель ни слуху ни духу – наверное, проводит разведку во вражеском логове пернатых, выискивая способ выбраться из этой кучи дерьма, в которую они угодили, а вместе с ними и весь мир. Дин постоянно ловил себя на том, что в голову лезут разные страсти: вот Каса схватили, жестоко пытают, держат взаперти… И каждая пытка сопровождается неизменными словами «Забудь о Винчестерах. Они – не твоя семья. Ты слуга Небес. Так повинуйся же их воле». Но тут Дин резко осекал себя, не переставая надеяться, что с ангелом всё в порядке - ему просто некогда дать о себе знать.
Днём им с Сэмом удалось прикончить лесного болгарского божка, который вот уже несколько месяцев терроризировал маленький городок на границе США. Пока малыш Сэмми до самого вечера торчал в местной библиотеке в поисках необходимой информации, Дин был вынужден колесить по городу, опрашивая пострадавших и собирая улики. Старшему Винчестеру успела порядком поднадоесть эта постоянная обязательная рутина. А пивка попить? Развлечься? Расслабиться? Да… он бы сейчас с удовольствием уединился с какой-нибудь грудастой красоткой из ближайшего бара, отбросив насущные, маячащие перед глазами проблемы хоть на пару-тройку часов. По-прежнему недоумевая, почему некоторые части тела болели так, словно по ним прокатился бульдозер, Дин предпринял попытку вздремнуть. Но невесёлые мысли, вопреки его стараниям, настойчиво и упрямо лезли в голову, заставляя мозг лихорадочно работать. Что делать дальше? Каким расчудесным способом можно снова упрятать вырвавшегося Люцифера в клетку, пока он не изжарил землю на адской сковородке? Как отделаться от ангелов, которые только и мечтают о том, чтобы забраться в их Сэмом шкурки? Где найти силы простить предательство брата, снова научиться доверять ему? Дин не знал. Единственное, что ему хотелось на данный момент – выбросить всё из головы и наконец-то поспать.
Через четверть часа охотник с трудом, но верно начал погружаться в объятья Морфея. «Да пошло оно всё, - последние отголоски мыслей подгоняли друг друга, чтобы ненадолго залечь на задворках сознания Винчестера, - я не сдамся… Я ни за что им не сдамся. Мы обязательно что-нибудь придумаем…». Чуть погодя его дыхание выровнялось, судорожно сжатые кулаки расслабились, веки опустились и больше не двигались - Дин уснул.

***



Жизнь снаружи, казалось бы, замерла: тишину безлюдной улицы не срывали ни пьяные выкрики засидевшихся гуляк, ни шум проезжающих машин, ни крикливые перебранки ночных работников примостившейся тут же заправочной станции. Лишь неоновая вывеска мотеля да тусклый, почти исчерпавший всю энергию фонарь намекали на присутствие живого. Внезапно в чётко обрисованный круг фонарного света вторглась чья-то фигура, нарушив царившее здесь безмолвие. Она возникла из ниоткуда, просто материализовавшись в воздухе. Это неожиданное появление сопровождалось тихим, едва различимым шелестящим звуком – будто два огромных размеров крыла с лёгким свистом сложились за спиной своего владельца. Неяркий свет, всё это время освещавший происходящее, дрогнул, на секунду выхватив из темноты очертания чьего-то лица, тёмные взлохмаченные волосы, помятый, но чистый бежевый тренч, и резко погас. Волна незримой силы, видимо, исходящей от пришельца, вдребезги разбила несчастную лампочку, и центральная часть улицы погрузилась во мрак. Фигура медленно двинулась в сторону мотеля.

***



Слепящие огненные всполохи били в глаза. Слишком светло, ничего не видно. Хотя, нет, подождите… Сэм! Да, это точно он. Стоит чуть поодаль, окружённый яркими вспышками и не исчезающий в них. Руки скрещены на груди, выражения лица не разобрать. «Сэм, какого чёрта? Где мы? - сиплым голосом спросил Дин, прикрывая ладонью невидящие глаза, - Эй! Ты меня слышишь? Сэмми!». Но младший Винчестер, кажется, и не думал отвечать. Игнорируя брата, он приблизился на пару шагов так, что теперь Дин мог видеть его лицо. Злая гримаса исказила знакомые черты, и Дин решил, что ошибся: нет, это не мог быть его брат. Странный незнакомец, словно поймав проскользнувшую мысль, наконец-то заговорил:
- Дин, конечно же, это я, - губы этой странной Сэмовой версии растянулись в недоброй усмешке.
- Сэм… Что это за место? – старший Винчестер подавил дурное предчувствие. – Какого хрена вообще происходит?!
- Ну… - Сэм склонил голову набок, прищурился, продолжая неприятно улыбаться. – Знаешь, Дин, твоё существование не имеет смысла с тех пор, как я освободил Люцифера. Ты проиграл.
Удивление, недоверие, боль, гнев – одно за другим эти чувства отразились на лице Дина. Он прерывисто вдохнул, не переставая следить за каждым движением стоявшего напротив Сэма. Охотник по-прежнему не понимал сути происходящего, но небрежно брошенные слова младшего Винчестера произвели эффект взорвавшейся бомбы. Парящее вокруг пламя, до сих пор служившее лишь источником света, стало ощутимо нагреваться. Дин будто в замедленной съёмке наблюдал, как его брат начал впитывать этот огонь, как его тело постепенно наливалось алым, а глаза – чёрным. Через мгновение Сэм, вскинув руки, пронзительно засмеялся:
- Я сказал ему «да», Дин! Я согласился!
Всё потонуло во тьме, а в пространстве ещё продолжали раздаваться раскаты злобного смеха.

***



Дин, зажмурившись, попытался позвать Сэма, но голос не слушался, и в темноту вырвалось только сдавленное хрипение. Он открыл глаза, резко сел и оглянулся – обшарпанная тумбочка, его дорожная сумка на столе, блёклые обои, ночь за окном. Значит, это был кошмар. Страшный нереальный кошмар. Лёгким движением откинув волосы со лба, Дин ощутил ладонью влагу – испарина покрыла всё тело. Яростно отбросив одеяло, мужчина тяжело поднялся с кровати, подошёл к окну и впустил в душную комнату немного свежего воздуха. Дин не стеснялся щеголять по номеру в чём мать родила - он принял душ перед сном, и так как присутствия Сэма здесь сегодня не намечалось, не стал утруждаться и завалился спать голышом. И сейчас лунный свет играл на его обнажённой фигуре, мягким свечением подчёркивая мужественные крепкие плечи, волнующиеся под кожей бицепсы, литые мышцы торса.
Охотник смотрел на улицу, но взгляд застыл – думы унесли его далеко отсюда.
- Здравствуй, Дин.
Винчестер вздрогнул – скорее от того, что его прервали, чем от неожиданности – не обернувшись, сказал:
- Привет, Кас, какими судьбами?
Потом вспомнил, что сегодня не ждал гостей, выругался, быстро схватил брошенные на стул джинсы и одним махом надел на себя. Если бы Дин оглянулся, то увидел бы жадный взгляд, беззастенчиво блуждающий по его телу. Футболку он одевал спокойнее, при этом холодно ворча.
- Предупреждать надо, вообще-то. Дай угадаю: ты выяснил нечто чертовски важное, и оно не могло подождать до утра. Поэтому ты заявился сюда посреди ночи. А если бы я спал, Кас? Разбудил бы меня? Или торчал тут до тех пор, пока я сам бы не окочурился?
Эту тираду Дин выдал на одном дыхании. Да, его всегда бесило, что для Кастиэля не существует такого понятия, как личное пространство. Но обычно он реагировал не так бурно. Видимо, сказался дурной сон. По-другому объяснить свою злость Винчестер не мог. Мельком он отметил, что с их последней встречи ангел практически не изменился, разве что выглядел потрёпанней, чем обычно.
- Я… я не принёс новостей. – Странно, но сейчас на физиономии пернатого недотёпы не было привычного виновато-смущённного выражения, которым сопровождались все его промашки перед Дином. Напротив, он глядел на мужчину устало и одновременно вызывающе. Раздражение, накопившееся в Дине за время отсутствия ангела, как будто рукой сняло. Винчестер даже закрыл глаза на то, что Кастиэль и пальцем не пошевелил, чтобы дать о себе хоть какую-то весточку. «Даа, замотался крылатый», - вынес вердикт он.
- Ну и за каким хреном ты припёрся?
Это прозвучало чересчур грубо, и охотник уже пожалел о сказанном. Мысленно обругав себя, Дин торопливо выпалил:
- Что с тобой, ты в порядке? Выглядишь паршиво.
Кастиэль не ответил. Лишь продолжал буравить мужчину незнакомым взглядом – раньше Дину не приходилось замечать его. Сухой, отстранённый, но в то же время не без интереса. Приблизившись на расстояние вытянутой руки, ангел тихо, но отчётливо сказал:
- Сегодня – подходящее время. Пора.
Словно кобра, Кас резко подался вперёд, схватил Винчестера за грудки и прижал к стене.
Затем, также не церемонясь, развернул и всем телом впечатал к поверхности.
- Эй, Кас.. что это ты вытвор…
Левая щека Дина распласталась по шершавой стене. Теперь изо рта вырывалось нечленораздельное мычание.
- Молчи, Дин. Не сопротивляйся.
Сунув свободную руку под футболку, Кас начал проворно сновать ею по спине охотника. От его плавных прикосновений кожа покрывалась тысячами расползающихся по телу мурашек, вызывающих приятную дрожь. Когда его палец прошёлся по ложбинке между лопатками, Дин срывающимся шёпотом выговорил:
- Твою мать, Кас, что с тобой сделали эти крылатые извращенцы?
Ухо Дина тут же обдало горячим дыханием.
- Я так давно…
Ещё плотнее прижав Винчестера, ангел с нарочитой грубостью принялся терзать зубами мочку его уха. Затем резко развернул к себе, и, максимально приблизив своё лицо к Дину, почти беззвучно выдал:
- …хотел тебя.
В следующее мгновение мужчину невежливо швырнули прямиком на кровать, пружины которой жалобно скрипнули под весом опустившегося тела. Этот ошеломляющий напор окончательно выбил Дина из колеи, и он даже не думал оказывать сопротивление. Медленно надвигающийся на него Кас на ходу избавлялся от одежды: вот позади мягко шлёпнулся плащ, в сторону отлетели брюки, рубашка, галстук и трусы. Дин смотрел на импровизированный стриптиз выпученными от удивления глазами, но продолжал хранить молчание. Что он мог сказать? Попытка вразумить ангела не возымела должного действия, а на его вопросы относительно творящегося Кас не отвечал вовсе. Но Дин всё-таки решил, что бить тревогу ещё рано. «Надо разговорить его, - с толикой надежды подумал охотник. – Пока этот псих не наделал глупостей.»
- Послушай, чувак. – Дин чуть-чуть приподнялся на локтях, но метнувший на него хищный взгляд Кастиэль заставил вернуться в прежнее положение. – Я, конечно, понимаю, что нам сейчас приходится нелегко. Долбанный апокалипсис на носу и всё такое. Но это не повод впадать… в крайности. – Последнее слово мужчина добавил, сделав заметную паузу. – И, что бы сейчас в твоих куриных мозгах не замкнуло, мы с этим справимся. Просто давай сядем и спокойно поговорим…
Ангел улыбнулся. Дин безрадостно отметил, что эта улыбка не предвещает ничего хорошего. Так непривычно, так дико, так завораживающе было смотреть на обнажённого Кастиэля. Дин автоматически прошёлся по его телу взглядом, сглотнул, заметив, насколько у него всё возбуждено в промежности. Кас смотрел на него сверху вниз, продолжая улыбаться.
- Дин… Ты так и не понял, что разговоры мне сейчас не к чему.
С этими словами он молниеносно вскочил на кровать и, склонившись над Винчестером, впился в его губы голодным поцелуем. Дин немедля отстранился, отплёвываясь, и заорал:
- Ты что, в конце концов, вытворяешь, мать твою?! Совсем охренел?
- Мне ничего не стоит обездвижить тебя. Если будешь тихо себя вести, я буду как можно более аккуратным. Согласен?
Кастиэль изрёк это таким будничным тоном, словно эту фразу ему приходилось повторять не один раз. Охотник пребывал в состоянии чистейшего ахуя, поэтому на предложение пернатого смог лишь пробубнить неуверенное «Д-да.»
- Вот и славно.
Ухмыльнувшись, ангел принялся яростно срывать с Дина недавно одетые джинсы и футболку. Мгновение – и мужчина смиренно лежал, полностью открытый взору Кастиэля. Винчестер чувствовал себя более чем беспомощно. Он лихорадочно искал ответ, почему позволяет этим дурацким событиям развиваться. Всё это было до абсурда нелепо, странно и… смешно. С каких пор этот робкий небесный ботаник, ни разу ни с кем не переспавший, лелеет мечту совокупиться с ним? Дин не знал и нутром чуял, что вряд ли узнает. Агрессивность Каса и его явная предрасположенность к действиям, а не к болтовне, добавляли нерешительности, которая по ходу дела трансформировалась в абсолютное потакание крылатому.
Тем временем ангел, уже сполна налюбовавшейся на Диновы прелести, припал к его шее и начал целовать с такой всепоглощающей страстью, что охотник затрепетал от внезапно кольнувшей жгучей искры внизу живота. Кастиэль время от времени отстранялся, чтобы, как показалось Дину, проверить, достаточно ли сильные засосы он оставляет на шее Винчестера.
Он спустился ниже, покрывая каждый сантиметр кожи влажными поцелуями. Раньше Дину и в страшном сне не привиделось бы, что у него снесёт башню от мужских ласок, но сейчас он сдерживался из последних сил. Ангел, словно почувствовав это, покончил с прелюдией, торопливо добрался до возбуждённого члена и вобрал его в себя почти полностью. Дин сдавленно выдохнул, рука инстинктивно накрыла затылок Кастиэля, а бёдра сами толкнулись навстречу. Ангел выделывал языком такие вещи, что Дин осознал: ещё чуть-чуть, и он позорно кончит, не сумев побороть тягучую волну наслаждения, захлестнувшую его с головой. Но это чертовски потрясающее ощущение (Дин внутренне горел от стыда, признаваясь себе в этом) длилось недолго: Кас отстранился, почти доведя Дина до оргазма.
- Теперь моя очередь получить то, за чем я пришёл.
Котелок Винчестера перестал воспринимать действительность ещё когда ангел был занят его членом. Дин превратился в сгусток нервов, и мог реагировать лишь на прикосновения чужого языка, с поражающим умением ласкавшего его. Он мог лишь судорожно цепляться за волосы под своей ладонью, прикладывая все усилия, чтобы побороть рвавшийся из груди стон. Поэтому смысл произнесённого ангелом дошёл до него уже после того, как Кастиэль развёл ему ноги, сунув мокрый палец туда, куда Дин всеми фибрами души не желал и желал одновременно.
- Кас, не делай этого, прошу...
Но ангел продолжил готовить его, будто не услышав мольбы в голосе Винчестера. Теперь Дин мог видеть лицо Каса: капельки пота, выступившие на лбу, сжатые челюсти, сквозь которые не прорывалось ни звука, нездоровый блеск синих глаз, пристально ловящих каждую эмоцию, отразившуюся на лице Дина. Мужчина отказывался верить в происходящее. Его ангел-хранитель, верный друг, брат по оружию… беззастенчиво трахает его пальцами, прижимаясь разгорячённым голым телом, не давая возможности вырваться.
Но… секунду. Неужели в глазах этого киборга промелькнула вина? Дину показалось, что… Нет, и правда показалось. В них горело лишь неистовое желание, обратив в пепел все прочие возможные чувства.
Кастиэль проник внутрь быстро и резко, мужчина и дёрнуться не успел. Не заботясь о комфорте Дина, ангел принялся двигаться в бешеном ритме, и с его губ впервые сорвался полустон-полувздох, вероятно, свидетельствовавший о получаемом удовольствии. Вцепившись руками в бёдра охотника, Кас старался войти в него как можно глубже, замирая в те секунды, когда это удавалось. На Дина же обрушилась целая гамма ощущений – как физических, так и душевных. Он опускал веки всякий раз, когда Кастиэль толкался в него: снова и снова, с неослабевающим напором. Ему было приятно, чёрт возьми, очень приятно… Было больно, и приходилось стискивать зубы – он не хотел, чтобы Кас услышал, как он стонет, пусть даже и от боли. Было обидно. За то, что происходило, за подобное обращение, за собственное непонятно откуда взявшееся бессилие, за Каса, которого словно подменили. Было жаль: рано или поздно это закончится, и тогда…

***



Дин потерял счёт времени. Ему казалось, что они трахаются бесконечно, и он уже давно отвечал ангелу, вскидывался навстречу, руками притягивал ближе к себе. Дыхание сбилось, кровь бежала по венам с удвоенной скоростью. Дин видел перед собой лишь лицо Каса – спокойное, будто не он со всей силы вколачивается в охотника уже несколько (?) часов, доводя до полного исступления. Дин поражался этой силе, с каким самозабвением ангел владеет им, не щадя ни себя, ни его. Но вот его пыл начал угасать, и Кастиэль, глуховато хрипя, кончил. Сполз с охотника, встал с кровати. Только взмокшие волосы, рассыпавшиеся по лбу, выдавали его состояние. Дин продолжал лежать – грудь вздымалась, сердцебиение зашкаливало, в мозгу полная неразбериха. Сил встать не было, да и не хотелось. С трудом подняв голову, он выжидающе посмотрел на Каса. Ну а теперь этот ублюдок объяснит хоть что-нибудь?
Кастиэль, почти полностью одетый, мерил шагами номер, выискивая что-то. Наклонился, поднял галстук. Нашёл. Избегая взгляда Дина, нервно теребя кусок материи, наконец-то изрёк:
- Дин. Мне очень жаль. Но иначе быть не могло.
Винчестер заставил себя сесть. В заднице саднило, мышцы затекли. Чувствовал себя Дин не ахти – болевшее прежде давало о себе знать с новой силой. Запоздалая злость стала настойчиво растекаться по всему телу. Он холодно произнёс:
- Я сильно сомневаюсь, что ты можешь чем-то оправдаться, - усмехнувшись, добавил: – Аккуратно не вышло, да?
- Дин, поверь, я не хотел…так. Я не смог… Но мне было нужно это.
Мужчина собрался было ответить, что плевал он на его извращённые нужды, что ангел вконец догнался со своими заморочками, но Кас сию секунду оказался рядом, опередив так и не прозвучавшие слова. Вскинув руку, двумя пальцами коснулся его лба. Тихое, полное отчаяния «прости, Дин» звенело в голове, когда Винчестер проваливался во тьму.

***



«Ну где его черти носят?»
Дин сидел за столиком в маленьком придорожном кафе. Накануне он и Сэм договорились здесь встретится, если мелкому придётся задержаться. Раздражённо взглянув на часы, Дин охнул – резкое движение вызвало тупую боль, пульсировавшую теперь в районе предплечья. Тихо выругавшись, он вымученно улыбнулся официантке, которая уже довольно долго косилась на него. «Наверное, думает, сколько можно тут торчать». Дин решил, что после взбучки, которую устроит Сэму за опоздание, завалится на заднее сидение и поспит пару часов, посадив нерадивого братца за руль. Со спокойной совестью свалив всё на усталость и насыщенный «рабочий» график, Дин заказал себе ещё кофе.

***



Пытливый взгляд синих глаз следил за братьями, один из которых орал, размахивая руками, а другой пытался промямлить что-то в ответ. Вскоре оба сели в «Импалу»: Дин расположился на заднем сидении, намереваясь поспать, Сэм с кислой миной сел на место водителя. Кастиэль злился на себя, за свою несдержанность, за свою болезненную потребность. Он любит Дина, очень любит… Но сказать ему об этом прямо значило бы перечеркнуть любые их отношения. Винчестер не сделал бы скидку на его нечеловеческое происхождение. Он просто перестал бы позволять ему, Касу, контактировать с собой. Словно прокажённый, шарахался бы от него, только приметив на горизонте. Кастиэль не мог этого допустить. Пусть так продолжается и дальше.
Когда машина пропала из виду, ангел тоже исчез – шорох его крыльев, на мгновение замерев в воздухе, растворился в уличном гаме.

@темы: @Дестиэль, @СПН, @мои фики